5 минут потребуется на прочтение (1053 слов)

А может ли быть, что...

Беседа Мама и дочь

Может ли человек помнить прошлые жизни?

Я вспоминаю свое детство и пытаюсь в этом разобраться...

Стабильное, непрерывное осознание собственной жизни пришло ко мне годам к пяти.

1983 год, как первый проблеск моей истории, вспыхивает в памяти яркими разрозненными вспышками. Двор, воспитательница, сопки, мама, снег, фиолетовые рейтузы, язык прилип к ручке дверей, мокрые варежки…

Как только в памяти стала выстраиваться коротенькая, но история собственной жизни, в нее вплелось нечто. Это нечто меня поначалу совершенно не беспокоило и стояло в памяти, как обычный "вчерашний день" моей жизни. Однако в этом "вчерашнем дне" я вспомнила себя мальчиком.

История казалась мне очень близкой. Она легко вставала в памяти и мало чем отличалась от любых других картин моей коротенькой жизни.

Вот я иду по хрустящему утоптанному снегу вдоль деревянных изгородей, за которыми стоят старые почерневшие срубы. На мне тяжелый большой тулуп, подпоясанный кушаком, рукавицы и валенки. Я - дворовый мальчик, живущий в большом доме при барине. Барин внимателен ко мне, кормит, одевает и, вероятно, занимается моим образованием.

В тот день – единственный день, когда я помню себя мальчиком - в руках у меня свиток. Я знаю, что в нем написано. Это важное письмо мне поручено доставить адресату. Путь мой лежит через большую парадную площадь, за которой, как рогатка, расходятся две улицы. По краям улиц - каменные двухэтажные дома. В них живут богатые горожане.

Я подошел к площади и должен был пересечь ее, чтобы уйти в левое ответвление рогатки. На площади несколько мужчин в короткополых шинелях нараспашку и на лошадях устроили разборку. Не поладили между собой, видимо. Мне было это безынтересно. Разборки на лошадях были делом привычным в то время. Поэтому я ничуть не смутился происходящим и ступил на площадь. Тем временем наездники разгорячились. Один из них, находившийся вдали от меня, рванул мушкет и прицелился в обидчика. Обидчик был ко мне ближе. Выстрел! Кто-то еще дернул свой мушке - снова выстрел! И еще!

Одна из этих шальных пчел залетела мне в тулуп.

И вот я девочка, живу в городке Западная Лица, на берегу Баренцева моря. Моя жизнь теперь - это мама, сопки, полярная ночь и полярный день, солнце ходит по кругу, не исчезая за горизонтом, и снега-снега-снега…

У меня есть папа – он смелый подводник. Я его вижу редко. Бывает даже, что только по ночам. Он почти всегда на службе - в автономках[1] или в военной части. Он говорит о себе: «Я служака». И любит свое дело безмерно.

Мама говорит мне о нем с гордостью и показывает его фотографию на серванте. В папино отсутствие его замещают коробки шоколада в барной нише под фотографией. Шоколадки в ярко-желтой или голубой обложках, на голубом фоне - мальчик в костюме средневекового пажа, а на желтом – девочка в костюме Золушки на балу. Я то раскладываю шоколад по цветам, то через одну, то высыпаю горой на пол. Я, как Царь Кощей, каждый день чахну над этим богатством. И ем, конечно, ем шоколад часто. Мои шоколадки - это папин сухой паек, который положен каждому подводнику ежедневно. Папа не любит сладкое и все приносит мне и маме. Здесь, в Западной Лице такой шоколад есть у каждого ребенка военнослужащего, а семей военных моряков в нашем городке абсолютное большинство. Но когда я приезжаю на лето к бабушке в Ленинград, я королева двора! Такого количества шоколада нет ни у одного ребенка северной столицы!

Что то смутное постепенно стало беспокоить меня в моих воспоминаниях. Возможно, я почувствовала в них какую-то неувязку. И вот однажды мои воспоминания наткнулись на камень преткновения. 

Одним морозным днем я шла с мамой за ручку вдоль сопки – мама вела меня из детского сада домой. Я поделилась с ней своим огорчением. Я, конечно, надеялась, мама разберется с этим. Я сказала, что ребята в группе не верят мне, что я была мальчиком и что меня убили. Мама попросила уточнить эту историю. А выслушав меня, к удивлению, тоже мне не поверила! Я-то думала, мама в курсе. Воспоминания о том, что я была мальчиком - это нормально. Но мама сказала, что так не бывает. Не бывает, чтобы мальчик стал девочкой и тем более не бывает, чтобы тебя убили, а ты снова живешь…

Тем более?! В этом есть что-то более, а что-то менее вероятное?..

- Но я была! – крикнула я в сердцах.

- Доченька, ты ошиблась, это все твои детские фантазии, - заявила мама, - человек кем рождается, тем и умирает. Ты - девочка. И ты не могла быть мальчиком.

- Но я была, я помню точно! – сдаваться было странно. Все равно, что видеть зиму и утверждать, что ее нет и быть не может.

Однако очень быстро я осознала, что разговор об этих воспоминаниях, по непонятной мне причине и с кем бы то ни было, совершенно безнадежен.

По крайней незрелости и незнанию жизни я не понимала, что возможно, а что нет. В моем сознании легко уживались два сюжета о мальчике и девочке, и они не требовали никаких логических обоснований и доказательств. Все это была моя жизнь!

Понимание того, что одна жизнь не может уместить две было окончательно достигнуто к 14 годам. Поздно думаете? Возможно! Но я не была глупа. Просто эти воспоминания так плотно переплелись в моем сознании, что чтобы разделить их, потребовалось время.

Помнила я, очевидно, не эту жизнь.

Часто после я думала, а что если бы в моих воспоминаниях вместо мальчика была девочка… Смогла бы я так же четко провести границу между своей текущей историей и внезапно завершившейся прошлой? Наверное, нет. Маме было бы гораздо проще убедить меня, своего маленького ребенка, что пуля, тулуп и избы в старинном городе и конная перестрелка - это просто моя фантазия...

Все оказались правы - и ребята из группы, и мама, быстро забывшая мою нелепую детскую «фантазию», и я. Да, две истории - о мальчике и девочке - не могут принадлежать одной человеческой жизни. Но я это помнила, а откуда взяться ложному воспоминанию в только пробуждающемся сознании пятилетней девочки...

_______________

Эти воспоминания стали моей путеводной звездой, главным мотивом жизни. Какая тайна мне приоткрылась? Все просто. Мое сознание - путешествует по жизням. Оно - собиратель историй. Я в очередной раз в пути и перед моим взором разворачивается новый калейдоскоп человеческих историй с главной ролью, принадлежащей мне. Сколько таких историй позади? Сколько еще впереди? Низвестно. Но главное, ничто не кончается...

_______________

[1] Автономка – длительное автономное плавание, когда подводная лодка с экипажем на борту уходит в море для выполнения военного задания или для проведения боевых учений. Длительность автономок может быть различной различной – от нескольких дней до многих месяцев. 

Авторские права

© Элина Муратова

Мама, я хочу писать!
 

Комментарии

Гость - ЕК в Воскресенье, 01 декабря 2019 18:45

Почему-то слезы. Как хочется верить!

Почему-то слезы. Как хочется верить!
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
15.04.2021
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Читайте также: